nullnullВторник, 25.07.2017
nullОТДЫХ В ФЕОДОСИИ
Меню сайта
Категории раздела
Отдых [0]
Предложения
История [15]
Статьи по истории города
Искусство [0]
Люди искусства в Феодосии
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Наша статистика
Каталог Climatecontrol Rambler's Top100 Республика Татарстан - Каталог сайтов Яндекс цитирования
Форма входа
Новостной блок
Главная » Статьи » История

Во времена Митридата и Рима
Во времена Митридата и Рима
После расцвета. Процветание, однако, было недолгим. После смерти Перисада I в 310/9 г. до н. э. разгорелась борьба между его преемниками - сыновьями Сатиром, Пританом и Евмелом - за престол. Из рассказа Диодора следует, что Евмел, опираясь на войско местного племени фатеев (обитавших на восточной стороне Керченского пролива), выступил против старшего брата Сатира (а после его гибели - Притана), в армии которого были греческие наемники и союзники-скифы. Победа была за Евмелом. В годы своего единоличного правления (309-304/3) Евмел боролся с пиратством на море и поддерживал дружественные отношения с понтийскими греческими государствами. Пристальное внимание к причерноморским делам было продиктовано изменившейся ситуацией в регионе в связи с начавшимися передвижениями скифов и теснивших их с востока сарматов. В жизни Боспора увеличилась роль окружавших его и входивших в него варварских народов.
Внешние осложнения, с которыми столкнулись Спартокиды, тут же вызвали внутренний сепаратизм: города стремятся противопоставить себя центральной власти, явно ослабевшей в конце III - II в. до н. э. Что до Феодосии, то она возобновила выпуск автономных денег и явно рассчитывала на традиционную поддержку Гераклеи.
При Митридате и его сыновьях. Оказавшийся без опоры и не имевший наследника последний из Спартокидов - Перисад V - принимает решение отречься от престола в пользу царя Понтийского царства (возникшего в северо-восточной части Малой Азии в ходе борьбы между преемниками Александра Македонского за раздел его империи) Митридата VI Евпатора, направившего в 110 г. до н. э. в Крым по просьбе жителей Херсонеса, страдавших от натиска скифов, сильное войско под предводительством своего военачальника и дипломата Диофанта. Именно с ним Перисад вел переговоры о дальнейшей судьбе Боспорского царства. Однако, как рассказывается в херсонесском декрете, посвященном Диофанту, "скифы с Савмаком во главе произвели государственный переворот и убили... царя Перисада, а против Диофанта составили заговор". В начале весны 108 г. полководец Митридата явился на Боспор с сухопутным и морским войском, "взял Феодосию и Пантикапей, покарал виновников восстания, а Савмака, убийцу царя Перисада, захватил в свои руки, отправил в царство Понтийское и снова приобрел власть для царя Митридата Евпатора над Боспором".
Лаконичные слова декрета поставили перед учеными ряд вопросов: не была ли Феодосия одним из основных очагов восстания, не пал ли выбор Диофанта на Феодосию из-за слабости его флота и боязни напасть сразу на Пантикапей, а быть может, Диофант имел дело не с сильным противником, и потому ему не пришлось отвоевывать у восставших весь Восточный Крым, но лишь два (правда, главных) города - Феодосию и Пантикапей?
По мнению Е. Катюшина, захват Феодосии Диофантом стал карательной акцией против горожан, разделявших цели восставших, а жители хоры Феодосии составляли часть той вооруженной силы, на которую в значительной мере полагался Савмак. Раскопки засвидетельствовали разрушения жилых кварталов Феодосии во второй половине II в., к тому же времени относится гибель усадьбы на холме Биюк-Янышар. Не случайно назвал Феодосию "опустевшим городом" автор II в. н. э. Арриан, представивший в своем "Перипле" сведения из сочинений своих предшественников, в основном относившиеся ко второй половине II в. до н. э. Сопровождавшие взятие Феодосии Диофантом разрушения оказались столь значительными, что город еще долго производил жалкое впечатление. Очевидно, что Митридат и Диофант придавали его освобождению от мятежников большое значение и, видимо, связывали с этим свои дальнейшие успехи.
Феодосия и ее округа стали частью обширнейшей причерноморской державы Митридата. Входившие в нее эллинские города сохраняли автономию, многочисленные варварские племена стали главной опорой царя при комплектовании армии. По уверению Страбона, дань северопричерноморских городов в пользу Понта исчислялась 200 талантами серебра и 180 тыс. медимнов хлеба. Закабалив подчиненные области экономически, Митридат объявил войну Риму с целью захватить его земли в Малой Азии, но Рим отстоял свои владения в трех войнах (проходивших, впрочем, с переменным успехом).
Три факта из истории Феодосии времени Митридата и его преемников представляют нам письменные источники.
По сообщению Мемнона, в 72 г. до н. э. жители Гераклеи, осажденной римлянами, нуждались в хлебе и обратились за помощью к Херсонесу, Феодосии и властителям Боспора (тогда Боспорским царством от имени Митридата правил его сын Махар). Здесь Феодосия названа отдельно от Боспора. Рассматривалась ли она гераклейцами как самостоятельная сила, как город, имевший автономию в рамках Боспора, или это просто дань прошлому? В другом месте своего сочинения Мемнон говорит, что гераклейцы "отправили посольство к своим колонистам, прося продовольственной помощи". Колонисты - это, конечно, херсонесцы. Но ведь помощи просили и у феодосийцев. Не исключено, что некоторая часть гераклейцев переселилась в Феодосию, а потому слово "колонисты" относилось и к ним тоже.
Второй факт относится к 63 г. до н. э. Тогда, как рассказывает Аппиан, вспыхнуло антимитридатовское восстание. В нем приняли участие Фанагория, Феодосия, Нимфей, Херсонес и другие города. Последние свои дни властитель Понта провел в Пантикапее, где и погиб, скрываясь во дворце Спартокидов на вершине горы (носящей ныне его имя) от взбунтовавшихся солдат.
Факт третий связан со временем правления на Боспоре сына Митридата Фарнака II, поставленного на престол Римом. Поглощенный идеей восстановления Понтийской державы, он оставляет на Боспоре наместника по имени Асандр и отправляется в Малую Азию. В 47 г. терпит поражение от римлян и возвращается в свои владения для расправы с Асандром, уже успевшим провозгласить себя самостоятельным правителем. Собрав "каких-то скифов и сарматов", он начинает наступление на Феодосию и Пантикапей. (Ситуация удивительно напоминает события недавнего прошлого - восстание Савмака и захват Диофантом Феодосии и Пантикапея.) Сыну Митридата удалось захватить два главных боспорских центра, явно враждебно настроенных по отношению к представителю семейства Митридата и ставших на сторону Асандра. Последовавшая за сим атака Асандра завершилась полной его победой.
Как видно, даже в неблагоприятные времена Феодосия продолжала играть заметную роль в жизни Боспорского царства и на международной арене, в событиях конца II - первой половины I в. до н. э. она предстает пред нами важным экономическим, политическим и военно-стратегическим центром Северного Причерноморья. Феодосийцы продемонстрировали миру верность своим традициям политической борьбы, неприятие насилия, стремление к независимости, самостоятельным решениям и поступкам.
Асандр и Асандрова стена. Возрождение Боспора начинается в годы правления Асандра (49/48-21/20) - царя властолюбивого, энергичного, целеустремленного. Не без труда получив признание Рима и царский титул, он укрепляет военные силы Боспора, успешно борется с морскими пиратами, восстанавливает разрушенное и строит новое.
Особенно беспокоила нового правителя безопасность государственных границ, и он "... построил на перешейке Херсонеса (то есть Крымского п-ва), поблизости от Меотиды, стену длиной 360 стадиев и воздвигну л на каждый стадий по 10 башен", - сообщает Страбон. Все здесь кажется, на первый взгляд, ясным: недалеко от Азовского моря (Меотиды) в Крыму есть перешеек, на нем была возведена стена с башнями. Путешествовавшие по Крыму в конце XVIII - начале XIX в. П. Паллас, Э. Кларк, И. Муравьев-Апостол связали стену Страбона с остатками укреплений (стен, башен, рва), которые им пришлось наблюдать в районе Акмонайского перешейка (у дер. Холмогорка). Местные жители сообщили путешественникам, что следы стены тянутся вдоль всего перешейка от Азовского моря до Черного.
С тех пор в научной литературе господствовало убеждение, что Асандрова стена перегородила перешеек, отделявший Керченский полуостров от остальной части Крыма, и протянулась с севера на юг до гор, окаймлявших Феодосию. Считалось, что она - не что иное, как укрепленный Асандром древний условно называемый "киммерийским" ров, известный из "Истории" Геродота. Ныне не все ученые согласны с этим мнением. Между тем Акмонайский перешеек - наиболее удобное место для постройки оборонительной стены. Обратимся к некоторым реконструкциям вала на Акмонае.
Е. Катюшин полагает, что стена Асандра не совпадала с упомянутым Геродотом рвом. ("Отец истории" говорил, что этот ров был возведен потомками скифских рабов, задумавших отрезать свою страну от возвращавшихся из Мидии скифов. Легенда рассказывает, что преследуемые киммерийцами скифы вторглись в Азию и господствовали там в течение 28 лет. По возвращении в Северное Причерноморье, в частности в Крым, они обнаружили, что их жены, не дождавшись мужей, "вступили в связь с рабами", которых скифы обычно ослепляли; от этих рабов и скифских жен родилось потомство, решившее для своей безопасности вырыть широкий ров от Таврских гор до Азовского моря). Ров (рвы) "потомков скифских рабов" пролегал в направлении с юго-запада на северо-восток, от Главной гряды до Азовского моря в районе южной оконечности Сиваша, а не у самого перешейка. Если так, то боспорский царь, выстроив стену на Акмонае, отделил от Керченского полуострова Феодосию-область, с юга и запада защищенную самой природой и рвом "потомков рабов". На эту область возлагались большие надежды в деле защиты основной территории царства - Керченского полуострова.
А. Гаврилов проанализировал все имеющиеся у путешественников по Крыму конца XVIII - первой половины XIX в. упоминания татарских населенных пунктов, близ которых проходила линия вала, и локализовал их на местности. В ходе разведок он обнаружил на Парпачском хребте следы вала (высота - 0,8-1,8 м, ширина - 22-27 м), который шел в широтном направлении от с. Ячменное на запад. Исследователь отмечает, что участок в центре Акмонайского перешейка, где проходил вал, весьма подходил для организации оборонительного сооружения и наблюдательного пункта: отсюда обозревались окрестности от Феодосийского залива до Азовского моря, вдоль хребта проходила одна из древних дорог, с северной его стороны находились плодородные земли. Вал и расположенное почти на его линии укрепление (Фронтовое II) служили пограничьем, отделявшим боспорские владения от варварских. Эти памятники предположительно датируются II - III вв. н. э.
К северу от с. Фронтовое II Гаврилов обследовал остатке другого вала (высота - 0,5-0,7 м, ширина - 10-15 м) и рва.
Оборонительный рубеж пересекал Акмонайский перешеек с севера на юг, от Сиваша до побережья Феодосийского залива в районе с. Береговое; через него проходила одна из дорог, связывавших Боспор с Перекопом. Исследователь предлагает видеть в нем вал "потомков слепых" Геродота.
У с. Береговое им прослежены следы еще одного вала, шедшего на северо-запад (высота - до 0,5 м, ширина - 4,0- б 0 м) и защищавшего Боспор от нападения с запада; помимо того, он предназначался для охраны прибрежной и морской коммуникаций, ведших из Феодосии в Пантикапей.
Предпринятые Гавриловым разведки принесли также остатки вала и рва, которые наряду с естественным препятствием пересекали Старокрымскую долину в ее западной части с севера на юг (высота от дна рва до вершины вала в некоторых местах - 3,5 м, ширина рва - 8-12 м). К этому сооружению имеет отношение укрепление на горе Яман Таш, существовавшее с I в. до н. э. по IV - V вв. н. э. Предназначение вала и укрепления - защищать дальние подступы к Феодосии, перекрывать доступ в долину и к сухопутным коммуникациям: важно, что крепость на горе Яман Таш имела зрительную связь с аналогичными укреплениями на вершинах Бор Кая, Карасан Оба, Сары Кая, с нее также хорошо обозревалась окружающая местность.
С валами и рвами автор не без основания связывает древние дороги (их нужно было контролировать и в случае необходимости защищать), которые шли от Феодосии к предгорным и горным районам, Южнобережью, Пантикапею, внутренним районам Крымской Скифии, Перекопу.
Древним погранично-оборонительным сооружениям Восточного Крыма посвящено специальное исследование А. Масленникова, который обращается к материалам различных источников, в том числе собственных разведок, карт, аэрофотосъемок, акцентирует внимание на переменах, которым подверглись побережья с античных времен (тогда, например, не было Арабатской стрелки) и признает убедительными основные положения Гаврилова о наличии трех разновременных оборонительно-пограничных сооружений, дополняя созданную им картину некоторыми деталями. Исследователь полагает, что ров "потомков слепых" в наибольшей степени соответствует району Акмонайского перешейка или даже несколько более западной области, но на вопрос: какому из земляных укреплений - Акмонайскому или Старокрымскому - следует отдать предпочтение, затрудняется ответить из-за недостатка археологических свидетельств. Для него очевидно, что эллинам, основавшим первые поселения в Восточном Крыму, это укрепление было известно и они связывали его с местными варварами. По поводу "стены Асандра" автор замечает: при этом правителе (скорее всего, в начальный период его деятельности) прежние валы подновлялись и усиливались сторожевыми башнями, это могло относиться к разным укреплениям - к тем, что в районе Акмоная, к тем, что в западной части Старокрымской долины, Иц даже к тем, что могли быть на Перекопе, естественной граница Крымского полуострова. В таком случае, не теряют ли смысл споры о какой-то конкретной "стене Асандра"? И все-таки сомнения остаются, ведь Страбон в соответствующем пассаже представил довольно четкие ориентиры: на перешейке, поблизости от Меотиды, Асандр возвел стену длиной 360 стадиев с башнями.
По мнению В. Голенко, "под валом Асандра следует понимать Узунларско-Киммерийскую линию обороны внутренние земель европейского Боспора, направленную на защиту от крымских скифов". Эта точка зрения основана на анализе свидетельства Страбона и археологических разведках автора. По Страбону, стена протянулась на 360 стадиев, то есть 56,7 км. Сложив длину Узунларского вала и длину линии "гора Атаманская - гора Кончек - Кояшский вал - городище Киммерик", Голенко получил реальные размеры всей оборонительной системы - 54-56 км, что почти совпадает с данными Страбона. В таком случае Асандр оставил за пределами новой стены большую часть своих крымских владений, видимо, рассчитывая на мощь ранее существовавших в районе Феодосии оборонительных сооружений и систему военных крепостей.
Мнения ученых разнятся, но очевидно, что собранные наукой материалы позволяют более уверенно рассуждать о валах и рвах в районе античной Феодосии и надеяться на решение этого вопроса, возможно, уже в скором будущем.
Помимо стены на Акмонае, Асандр возвел в середине I в. до н. э. форт в 60 км юго-западнее Феодосии, у Кутлакской крепости (неподалеку от пос. Новый Свет). Исследовавший этот памятник С. Ланцов полагает, что в крепости размещался гарнизон, формировавшийся из наемников-варваров некрымского происхождения (возможно, фракийцев) или варваров из окрестностей Феодосии.
После смерти Асандра начинается чехарда на престоле, некоторое время у руля правления стоит его жена Динамия, внучка Митридата VI. Положение стабилизировалось при Аспурге, которого обычно считают сыном Асандра и Динамии, но точно это неизвестно.
В первых веках н. э. I - начало III в. н. э. - время нового, второго расцвета Боспорского царства, которое теперь очень отличалось от прежнего Боспора. Заметно изменился этнический состав его населения: оно пополнялось эллинами, в основном из южнопонтийских государств, но в значительно больших размерах - сарматами из степных районов. Усилилась варваризация общества и государства, идеологии и культуры. Города стали еще больше зависеть от центра, с них взимались налоги и поземельная подать, органы самоуправления не играли существенной роли. Между тем городское гражданство составляло основу армии - тяжеловооруженную конницу, а значит, опору центральной власти. Неограниченную монархию поддерживала землевладельческая и торгово-ремесленная верхушка. Несвободный труд играл важную роль в экономике, однако уже обнаруживались первые признаки кризиса рабовладения, рабский труд становился нерентабельным.
Общая обстановка подъема в государстве должна была сказаться и на Феодосии, возродить ее после длительного упадка, хотя это возрождение и в сравнение не идет с былым расцветом. Теперь о городе не часто вспоминают писатели, мало что привлекает в нем любознательных греков и римлян. Сохранившиеся от первых вв. н. э. надписи очень немногочисленны. Данные археологии скудны.
В двух почетных надписях из Пантикапея "великий царь Аспург" назван царствующим "над всем Боспором, Феодосией, синдами, меотами (маитами), тарпитами, торетами, псесами и танаитами". Этот титул невольно обращает нас к временам ушедших с арены истории Спартокидов. Упоминание в царской титулатуре Феодосии - не намек ли на возвращение в состав царства области Феодосия, отпавшей от Боспора в сложные для центральной власти годы, и на хотя бы частичное возрождение былой значимости и авторитета города?
Нельзя не привести еще два документа эпохи (оба из Пантикапея) - надпись 70-х гг. III в. и надпись начала IV в. (306 г.), в которых титулом "наместник Феодосии" именуются некий Менестрат и некий Аврелий Валерий Сог. Судя по всему, должность эта была достаточно почетной: в одном случае ее исполняет наместник царской резиденции (Менестрат), фигурирующий в списках высших государственных чиновников, в другом - человек, хорошо известный в Риме и пользующийся благосклонностью его императоров (Сог). Похоже на то, что в отношении управления город (а вернее, область Феодосия) рассматривался правителями Боспора как некая самостоятельная единица. Расположение на западных рубежах делало его важным в стратегическом отношении, а порт по-прежнему эксплуатировался в коммерческих целях.
Из всех городов Боспора, кроме Феодосии, наместника имела только Горгиппия (Анапа), расположенная на восточной стороне царства. Значит, два пограничных города управлялись через царских наместников из среды придворной аристократии. В европейской части царства наместника имела только Феодосия. Это говорит о том, что правители старались в первую очередь обезопасить пограничные районы, соседствовавшие с воинственными варварами. Отсюда стремление укрепить их и держать под особым контролем. Контроль возлагался на наместника. Эта должность могла быть введена в Феодосии тогда же, когда и в Горгиппии. Должность же наместника Горгиппии известна по надписям начала II в. н. э., но возникнуть она могла раньше, уже при Аспурге, совершившем много деяний по укреплению своего царства, устрашению соседних варваров и серьезное внимание уделявшем административным делам. В осторожной форме можно предположить, что и должность наместника Феодосии появилась в годы правления Аспурга. Западные рубежи царства не могли не волновать царя, ему довелось воевать со скифами и таврами - ближайшими соседями Феодосии. Возможно, и сами феодосийцы доставляли немало хлопот (вспомним о Кутлакской крепости: она просуществовала всего лет 50-70 и была покинута гарнизоном, как предполагает С. Ланцов, по решению Аспурга - как одна из карательных мер, предпринятых царем для ослабления сепаратистских устремлений Феодосии, поддерживавшей связи с крепостью, гарнизон коей формировался в Феодосии и оттуда же снабжался). Тогда-то, видимо, и появился царский наместник Феодосии, чтобы контролировать ситуацию в городе, его округе и на государственной границе.
И все же о жизни Феодосии в первых вв. н. э. мы знаем очень мало. Очевидно, что в это время в округе города было совсем немного сельских поселений. Как правило, располагались они на месте ранее существовавших, но заброшенных или пострадавших в более ранний период. Их укрепляют, и такого рода укрепления обычно связывают с созданием системы обороны при Асандре и его преемниках.
Материалы первых вв. н. э. принесли разведки и раскопки у сел Виноградное, Подгорное, Береговое, Дальние Камыши - все это недалеко от Феодосии; на западе и северо-западе от города - у сел Отважное, Тамбовка; северо-восточнее Феодосии - в устье Песчаной балки, у сел Холмогорка и Фронтовое; западнее р. Чуруксу - у с. Романовка. В одних случаях выявлены собственно поселения, в других сохранились могильники, в третьих - лишь развалы камней и отдельные находки.
Важную роль в экономике города играл рыбный промысел. Оживились ремесла, торговля, городская жизнь. Римским временем датируются формы для отливки бронзовых украшении и бронзовые светильники, обнаруженные на Карантине А. Бертье-Делагардом. Там же под раскопанным Б. Петерсом помещением Б прослежены остатки сыродутного горна II-III вв. Он сделан из камней и глины, заполнен древесным углем, железными крицами, шлаком, золой. Видимо, в этом месте размещался ремесленный квартал. Предметы из бронзы и железа обычны в инвентаре погребений у сел Отважное и Фронтовое - это наконечники стрел, иглы, ножи, части поясных наборов, пряжки, браслеты, серьги, зеркала. Надо полагать, в городе было свое металлургическое производство, обслуживавшее потребности горожан и сельских жителей. Готовая продукция поступала сюда и из других районов государства, и из-за рубежа.
Возродились иные ремесла - керамическое, прядильно-ткацкое, кожевенное, косторезное. Слои римского времени в Феодосии принесли немногочисленные экземпляры амфор (в основном боспорского производства), простой и краснолаковой посуды, светильников, лепных сосудов (производство которых увеличилось на Боспоре в связи с ростом влияния варварских традиций). Уменьшилось количество и ухудшилось качество терракот, теперь мало чем напоминавших греческие образцы и больше отвечавших сарматским вкусам. На городище найдены предметы из кости, стекла.
Городские слои I-IV вв. н. э. бедны и невыразительны. Возможно, у нас создается такое впечатление из-за того, что они практически не раскапывались. Но нельзя сбрасывать со счетов и тот факт, что город не был восстановлен в прежних размерах и с прежней фундаментальностью. Раскопанное И. Зеест на восточном участке городища здание содержало материалы от V в. до н. э. до II в. н. э.; находок римского времени особенно мало. Материалы I-II вв. н. э. оказались и на северо-западном участке городища, и они преобладали над находками более раннего времени. Как считает И. Зеест, здесь был вскрыт культурный слой именно этого времени. А обнаруженные в средневековых слоях фрагменты амфор III-IV вв. н. э показали, что небольшой слой этого времени на данном участке был уничтожен в средневековый период.
Среди жителей портового города Феодосии, конечно, не мало было опытных судостроителей и мореплавателей. Феодосия и соседние поселения принимали активное участие в коммерческих операциях Боспорского государства. Для доказательства этого обычно приводят в пример памятник (от него сохранился мраморный постамент с надписью), воздвигнутый в 222 г архонтом малоазийского города Пруссы в честь боспорского царя Рискупорида III и обнаруженный в г. Старый Крым. Это факт важен, потому что позволяет включить в торговые и иные связи с зарубежьем обширный район, который мог снабжаться импортом через феодосийский порт. Соседних скифов, тавров, сарматов Феодосия снабжала и продукцией собственного производства. Феодосия поддерживала связи с Южнобережьем, подгорными и степными районами. Часть краснолаковой и стеклянной посуды, найденной в Феодосии и ее окрестностях, могла быть привезена из разных центров Греции и Италии; стеклянные бальзамарии и пастовые амулеты родом из Египта. Феодосия ввозила разнообразные товары и из боспорских городов, так как вряд ли ее собственный экономический потенциал был достаточным для обеспечения горожан и жителей округи всем необходимым.
А. Бертье-Делагард собрал на Карантине монеты почти всех правителей Боспора I -IV вв. н. э. (от Митридата III и Котиса I до Рискупорида VI). В 1927 г. близ Феодосии был обнаружен клад из 135 медных монет - деградированных "статеров" последних боспорских царей (Фофорса, Радамсада и Рискупорида VI), правивших в конце III - первой половине IV в. Римских монет немного, в основном императоров I-II вв., то есть времени относительно спокойного и благополучного как для Рима, так и для Боспора, а значит, и для Феодосии.
Возрастание значения варварского элемента сказалось на росте натурализации хозяйства Боспора и приобретении его городами деревенского облика. Вкусы негреческого, в основном сарматского, населения нашли яркое выражение в погребальных ритуалах и сооружениях, произведениях художественного ремесла и искусства. Так было повсеместно, в том числе и в Феодосии. Город был небольшим и не мог соперничать, скажем, с Пантикапеем или Фанагорией, но вполне сопоставим с другими боспорскими центрами: Горгиппия и Кепы занимали каждый более 20 га, Мирмекий, Тиритака, Танаис - около 4 га, Илурат - 2,5 га.
Источники свидетельствуют о том, что в Феодосии значительным было эллинское или эллинизованное население. В то же время есть памятники явно варварские. Судя по данным ономастики, в городе жили сарматы и скифы, пополнялось его население за счет переселенцев из Малой Азии - оттуда ехали как греки, так и представители племенного мира.
Во II -III вв. на Боспоре появляются аланы, занявшие господствующее положение среди других сарматов и давшие им свое наименование. Их присутствие засвидетельствовано сообщением греческого писателя Анонима: "Ныне же Феодосия на аланском языке или таврском наречии называется Ардабда, то есть Семибожный". В городских слоях II -III вв. прослеживаются следы пожарищ, которые связывают либо с аланами, либо с готами. С этого времени появилось довольно много представителей нового этноса. Селились пришельцы по соседству с городом. Концом I - началом II в. датирует Е. Катюшин захоронение в склепе, открытом им недалеко от с. Льговское (северо-западнее г. Старый Крым), и говорит о возможном проникновении алан в Крым уже в столь раннее время.
Новые духовные потребности.
Существенные изменения произошли в духовной жизни боспорцев. В городах появились культовые и профессиональные общества (союзы) - синоды и фиасы. Чаще всего члены их почитали новых богов, например, богов восточного происхождения или прежде неизвестного, но ставшего популярным в первых вв. н. э. безымянного Бога высочайшего, или Бога внемлющего (синкретический культ, возникший в результате слияния черт разных греческих и негреческих божеств). Эти союзы, будучи по характеру частными объединениями, находились под покровительством царей, которые контролировали их деятельность через своих ставленников. Люди разного этнического и социального происхождения объединялись в условиях укрепления монархии и упадка полисных институтов ради оказания друг другу помощи, желания быть в кругу себе подобных.
По разным поводам составлялись списки фиасов. Известна мраморная плита феодосийского происхождения второй I половины III в. н. э. со списком более чем тридцати мужских имен. К сожалению, не сохранилось начало надписи, отсюда сложность в ее интерпретации, тем не менее нельзя отрицать, что она очень похожа именно на списки фиасов, множество которых дошло до нас из разных мест Боспорского царства.
Есть еще один документ, проливающий свет на некоторые новые аспекты в религиозной жизни феодосийцев. Это надпись 306 г. н. э. из Пантикапея, сделанная в честь "Бога всевышнего", внемлющего уже нам известным наместником Феодосии Аврелием Валерием Согом. Он "по обету выстроил от основания молельню". Феодосийский наместник соорудил в Пантикапее молитвенный дом - так обычно называли иудейские синагоги.
В III - IV вв. на Боспоре появляются почитатели христианства, в начале IV в. оформляется христианская община. Но и тогда сторонников нового вероучения еще было немного. В житии святого апостола Андрея Первозванного, составленном монахом Епифанием, говорится, что проповедовавший в Феодосии апостол не нашел у местных жителей должного понимания. Самые ранние христианские символы (на геммах) датируются в Феодосии III -IV вв.
На закате. С 30-х гг. III в. Боспор начинают беспокоить готы и другие варварские народы. В 50-70-х гг. III в. они совершают грабительские морские походы на Малую Азию, Кавказ, Балканы. Из сильно пострадавших восточных районов Боспорского государства часть населения бежала в Крым - тогда в Феодосии оказались переселенцы из Танаиса и Горгиппии. На то указывает феодосийская надпись со списком имен: такие же имена известны именно в этих, разрушенных в середине III в., городах, причем некоторые есть только в Феодосии и Танаисе или только в Феодосии и Горгиппии.
От позднего периода жизни в Феодосии сохранилось особенно мало памятников. Это несколько надписей включая две уже нам известные - с именами наместников Феодосии (Менестрата и Аврелия Валерия Сога). Они свидетельствуют, что в конце III - начале IV в. боспорские правители еще рассматривали город и его округу как свои владения и держали там наместника. Менестрат принадлежал к семье боспорских аристократов, игравших видную роль в государственной администрации. Сог - боспорский грек, "известный августам, почтенный Диоклетианом и Максимианом", "долго находившийся в отсутствии и остававшийся на чужбине 16 лет и много бед испытавший" (он служил в какой-то римской провинции), за свои заслуги удостоился римского имени (полученного в честь императоров-соправителей Диоклетиана и Максимиана, в официальной титулатуре звавшихся Аврелиями Валериями) и римского гражданства. Это был богатый человек, построивший на собственные средства молельный дом в Пантикапее. В своей надписи он даже не упомянул имя боспорского Царя, при котором получил должность наместника Феодосии. Ориентация на Рим была выгоднее, так как Боспор переживал не лучшие времена: к внутренним неурядицам и варварскому присутствию добавились новые сложности - это была начавшаяся война с Херсонесом, подстрекаемым римлянами, недовольными совместными действиями боспорского центра и сарматов по опустошению их земель в Малой Азии.
В трактате "Об управлении империей" византийский император Константин Багрянородный (908 - 959 гг.), опираясь на какую-то местную, возможно, херсонесскую хронику V или VI в., передал не лишенную легендарной окраски историю развернувшихся военных действий между Боспором и Херсонесом.
Во время второй кампании (которую исследователи датируют ок. 328 г.) сражение состоялось за пределами Феодосии, "в местах, называемых Кафа". После чего херсонесцы поставили пограничные знаки "...в том самом месте под названием Кафа, где, сразившись, победили". Эти пределы, скорее всего, были западнее Феодосии, но не выходили за границы области Феодосия. Третья кампания состоялась в самом начале 40-х гг. IV в. и была вызвана желанием боспорского царя Рискупорида VI "...силой отнятую у него землю вызволить и получить обратно". Войска противников встретились "... в местах прежде названной Кафы". Смерть Рискупорида решила исход встречи, херсонесцы распустили "воинство Меотиды, а людей из Боспора забрали как пленников, отняв их землю", границу же Боспора передвинули на восток, к боспорскому г. Киммерик. Область Кафа временно перешла во владения Херсонеса.
Мы знаем, что Каффой (как принято писать в латинской транскрипции) Феодосия называлась в эпоху средневековья. Но, видимо, название "Кафа" появилось раньше: если верна датировка источника Константина Багрянородного, то оно существовало уже в V (или VI) в. н. э., хотя могло быть известно и ранее того. Впрочем, так называлась не собственно Феодосия, а территория, простиравшаяся от предгорных районов Главной гряды до Акмонайского перешейка (в прошлом западные владения Боспора, большая "хора" античной Феодосии). В "места, I называемые Кафа", входила в те времена уже лишенная былого значения небольшая Феодосия.
Итак, в начале 40-х гг. IV в. Феодосия и ее округа отошли от Боспорского царства. Ослабленный город и соседние земли теперь вообще некому было защищать. Брошенные на произвол судьбы люди могли рассчитывать только на себя. Кто-то в панике бежал, кто-то обращался с мольбами к богам, некоторые старались припрятать хоть что-нибудь из накопленного. Обнаруженный клад из 135 монет был зарыт вблизи Феодосии в ходе или вскоре после второго военного конфликта между Боспором и Херсонесом. Клад датируется 286 - 327/8 гг. Значит, в какой-то феодосийской семье более сорока лет копились деньги, и этот период приходился на военные годы. "Сокровища" припрятали в критический момент, а воспользоваться ими не успели или не смогли.
Римский историк IV в. Аммиан Марцеллин упоминал Феодосию в следующем контексте: "В Таврике есть несколько городов, среди которых выделяются Евпатория, Дандака, Феодосия и другие, меньшие, не запятнанные никакими человеческими жертвами". Из текста следует, что Феодосия была еще и не самой маленькой среди городов Крыма, но заселена в основном варварами, уже отказавшимися от человеческих жертвоприношений богам - сказалось благотворное влияние эллинов.
Феодосия не смогла избежать гуннского разгрома в конце IV в. Отсюда и отсутствие здесь археологических и письменных свидетельств, датированных временем после IV в. Между IV в., которым мы завершаем историю античной Феодосии, и последующим временем, когда город уже под именем Каффа вновь предстал пред миром во всем своем блеске и значимости, пролегла полоса забвения. Жизнь на городище едва теплилась, хотя и не замерла вовсе (здесь найдено небольшое количество византийских монет, особенно важны те, что датируются временем до прихода генуэзцев в XIII в. Феодосия упоминается автором VI в. Иорданом и анонимным автором VII в. из Равенны, а также Константином Багрянородным). Прошедший в IX в. путь апостола Андрея Первозванного монах Епифаний заметил: "А Феодосия ныне не имеет даже следа человеческого".
Боги и люди
Античная культура при всей своей светскости была теснейшим образом связана с религией и мифологией. Через богов, придуманных эллинами по своему образу и подобию, люди постигали окружающий мир и собственную сущность. Покидая родные края и осваиваясь на новых землях, греки уповали на защиту и помощь всесильных олимпийских богов. Чтобы те лучше оберегали их, связывали их мифические биографии с этими, прежде незнакомыми землями, посвящали им храмы, алтари, статуи, изображали на стенах гробниц, вазах.
Феодосия относится к числу тех мест, где исследователям посчастливилось встретиться с немногочисленными, но замечательными памятниками искусства, изготовленными из металла, камня, глины, дерева, кости, стекла мастерами из Греции и Северного Причерноморья, в том числе из Боспора и самой Феодосии.
Эти вещи происходят из погребений курганного некрополя на Тепе-Оба, с городища на Карантине, поселений городской округи, хранятся они в феодосийском краеведческом музее, Одесском археологическом музее, Музее исторических драгоценностей (Киев), Эрмитаже (Санкт-Петербург), Государственном историческом музее (Москва).
Произведения искусства и художественного ремесла - тот исторический источник, благодаря которому мы постигаем суть богатого, неповторимого и очень сложного духовного мира древних, мира, в котором фигурируют два главных участника - боги и люди.
Боги Олимпа. Памятники изобразительного искусства, надписи на сосудах, посвященных богам, изображения на монетах говорят о том, что на общем фоне богов олимпийского пантеона феодосийцы выделяли Аполлона, Деметру (которую чтили вместе с ее дочерью Корой-Персефоной) и Диониса. Это неудивительно, так как Аполлон считался защитником и покровителем колонистов, Деметра и Дионис - главными помощниками земледельцев, дарующими урожай, а значит, жизнь. Не тройка ли это верховных богов Феодосии?
Помимо того, чтили Афину и Нику, Афродиту и ее сына Эрота, Артемиду, Зевса и его супругу Геру, Посейдона, Ареса, Гермеса, Ас-клепия, Кибелу, Тихе, Гелиоса, из героев - Геракла, Ахилла. Разумеется, и всех других богов и героев, но их имена и изображения пока не донесли до нас источники.
А. Бертье-Делагард собрал на феодосийском Карантине коллекцию фрагментов открытых сосудов (блюдец, тарелок) с процарапанными надписями, представляющими собой сокращенные до двух-трех начальных букв имена богов и лю
Категория: История | Добавил: grin (11.11.2009)
Просмотров: 758 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Поиск
Друзья сайта
IpZona - раскрутка сайтов. Обмен ссылками EMOLite - эмо каталог, все об emo, а также рок музыка DirMed - медицинский каталог. Рекомендую. Наши игры и прохождения, секреты и моды. RuDir - каталог рунета / магазин: моторола, нокиа www.DirLite.cn; - портал про софт и игры; - магазин диски почтой;
РЕКЛАМА
Copyright MyCorp © 2017
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz